Сказание о Соломоне и Китоврасе

Древнерусский текст
Современный перевод
Источник, комментарии

СКАЗАНИЕ О СОЛОМОНЕ И КИТОВРАСЕ


СКАЗАНИЕ О ТОМ КАКО ЯТ БЫЛ КИТОВРАС СОЛОМОНОМ

Егда же здаше Соломон святая святых, тогда же бысть потреба Соломону вопросити Китовраса. Осочиша где живеть, рекоша в пустыни далнеи. Тогда мудростию своею замысли Соломон сковати уже железно и гривну железну, написа же на ней во имя божие заречение. И посла же болярина лучшего с отроки и веляше вести вино и мед, и руна овчяя с собою взяша. Приидоша к месту его, ко трем кладязем его, а его туто нет. По указанию Соломоню и волияша в кладязи те вино и мед, и заткаша устия кладязем руны овчьми; налияша же два кладяза вина, а третий меду, а сами съхранишась таино и зряху ис таи, оже прийти ему воды нити ко кладязем. И прииде абие, и приник к воде, нача пити, и рече: «Всяк, пия вино, не умудряеть». Яко же перехоте воды, и рече: «Ты еси вино, веселящее сердце человеком». И выпи все 3 кладязи. И хоте поспати мало, и разня его вино, и уснув твердо. Болярин же, пришед, искова его твердо по шии, по рукам и по ногам. И очютився, хотя крянутися, и рече ему болярин: «Господине, Соломон имя господне со запрещением написа на веригах ныне на тебе». Он виде на себе и поиде кроток во Иерусалим ко царю.
Нрав же его бяше таков: не ходяшеть путем кривым, но правым, и во Иерусалим пришед, требляхут путь пред ним и по-латырушаху, не ходя бо криво. И приидоша ко вдовицене храмине, и вытекши вдвица и взопи, глаголя, молящися Китоврасу: «Господине, вдовица семь убога. Не оскорби мя!» Он же огну ся около угла, не соступяся с пути, и изломи си ребро. И рече: «Язык мякок кость ломить». Ведом же сквозе торг, и слыша мужа рекуща: «Не ли черви на 7 лет?», и рассмеяся Китоврас. И виде другаго мужа ворожаща и посмеяся. И виде свадбу играющу и восплакася. И видяще мужа на пути блудяща кроме пути и наведе и на путь.
И приведоша его в двор царев. В первом же дни не ведоша его к Соломону, и рече Китоврас: «Чему мя не зоветь к себе царь?» Реша ему: «Перепил есть вечер». Взя же Китоврас камень и положи на камени. И поведаша Соломону творение Китоврасово, и рече царь: «Велит ми пити питие на питье». Во други же день не зва его к себе царь, и рече: «Чему не ведете мя ко царю, и почто не вижю лица его?», и реша: «Немогаеть царь, им же вчера много ел». Сня же Китоврас камень с камени.
В 3 же день реша: «Зовет тя царь». Он же умеря прут четырех локот и вниде пред царя, и поклонися, и поверже прут пред царей молча. Царь же мудростию своею протолкова прут боляром своим, и рече: «Область ти дал есть вселенную, и не насытился еси, изымал еси мене». И рече ему Соломон: «Не на потребу свою приведох тя, но на вопрос очертании святая святых приведох тя по повелению господню, яко не поведено ми есть тесати камени железом».
И рече Китоврас: «Есть ноготь птица мал во имя шамир. Хранит же кокоть детки во гнезде своемь на горе каменнеи в пустыни далнеи». Соломон же посла болярина своего со отрокы своими по наказанию Китоврасову ко гнезду. Китоврас же вда белое сткло болярину, наказа его съхранитись от гнезда: «Яко вылетит кокот, замажи стьклом сим гнездо». Болярин же поиде ко гнезду, оли в нем птенци мали, кокот же бе летел по кормлю. И заложи стклом устие гнезду. Мало же постояша и кокот прилете, хоте влести в гнездо, куренци пискаху сквозе стькло, а он к ним не умеет власти. А си сохранишась в таине. Сохранил бо и бяше не на коемь, и приносе и к гнезду и положи и на стекле, хотя е рассадити. Они же кликнуша, и отпусти. И взем же их болярин приносе к Соломону.
Бысть же Соломон вопрашая Китовраса: «Почто ся еси расмеял мужу прашащу черви на 7 лет?» — «Видех на нем, — рече Китоврас, — яко не будеть до 7 дни жив». Посла же царь испытати, и бысть тако. И рече Соломон: «Почто еси расмиялся мужю ворожащу?» Отвеща Китоврас и рече: «Он поведаше людем скровная, а сам не ведя крова под собою со златом». И рече Соломон: «Шедше испытаите». И испыташа и бысть тако. И рече царь: «Почто еси плакал видев свадбу?», и рече: «Съжалихси, яко жених тои не будет жив до 30 дни». Испыта же царь и бысть тако. И рече царь: «Почто мужа пияна наведе на путь?» Отвеща Китоврас и рече: «Слышах с небесе, яко верен есть муж той, а достоить послужити ему».
Бысть же у Соломона Китоврас до свершения святая святых.
Бысть егда нача молвити Соломон Китоврасу: «Ныне видех, яко сила ваша яко человеческа, и несть вашия силы болши нашия силы, и яко ях тя». И рече ему Китоврас: «Царю, аще хощеши видети силу мою, да соими с мене уже, даи же ми жуковину свою с руки, да видиши силу мою». Соломон же сня с него уже железное и дасть ему жуковину. Он же пожре и простре крило свое, и заверже, и удари Соломона, и заверже и на конець земля обетованныя. Уведаша же мудреци его и книжници, взыскаша Соломона.
Всегда же обхожааше страх Китоврашь в нощи. Царь же сътвори одр и повеле стояти 60 отроком силным с мечи около. Потому же молвится в Писаних: «Одр Соломонь, 60 отрок храбрых от израилтян и от страны нощны».

СКАЗАНИЕ О СОЛОМОНЕ И КИТОВРАСЕ

СКАЗАНИЕ О ТОМ, КАК БЫЛ ВЗЯТ КИТОВРАС СОЛОМОНОМ
Перевод Г.М.Прохорова

Когда Соломон строил святое святых, тогда понадобилось ему посоветоваться с Китоврасом. Донесли ему, где тот живет, сказали — в дальней пустыне. Тогда мудрый Соломон задумал сковать железную цепь и железный обруч, а на нем написал заклятие именем божиим. И послал первого из своих бояр со слугами и велел им везти с собой вино и мед и взять овечьи шкуры. Пришли к месту Китовраса, к трем колодцам его, но его там не было. И по наказу Соломона влили в те колодцы вино и мед, а сверху затянули их овечьими шкурами. В два колодца налили вино, а в третий мед; сами же, спрятавшись, смотрели исподтишка, не идет ли он пить воду к колодцам. И вот он пришел, приник к воде, начал пить и сказал: «Всякий, вина выпив, мудрее не станет». Но расхотелось ему пить воду, и он сказал: «Ты — вино, веселящее людям сердце», — и выпил все три колодца. И захотел немного поспать, и разобрало его вино, и он уснул крепко. Боярин же, подойдя, крепко сковал его по шее, по рукам и по ногам. И, проснувшись, он хотел рвануться, но боярин сказал ему: «Господин, Соломон имя господне с заклятием написал на веригах, которые теперь на тебе». Он же, увидев их на себе, кротко пошел в Иерусалим к царю.
Нрав же его был такой: не ходил он путем кривым, но — только прямо; и когда пришли в Иерусалим, расчищали перед ним путь и рушили дома, ибо он не ходил в обход. И подошли к дому вдовы, и выбежала вдова и закричала, умоляя Китовраса: «Господин, вдова я убогая. Не обижай меня!» Он же изогнулся около угла, не сходя с пути, и сломал себе ребро. И сказал: «Мягкий язык кости ломает». Когда вели его через торг, то, услышав, как один человек говорил: «Нет ли башмаков на семь лет?», Китоврас рассмеялся. И, увидев другого человека-ворожащего, засмеялся, а увидев свадьбу справляемую, заплакал. Увидев же на дороге человека, блуждающего без дороги, он направил его на путь.
И привели его во двор царев. В первый день не повели его к Соломону, и спросил Китоврас: «Почему не зовет меня к себе царь?» Сказали ему: «Он вчера перепил». Китоврас же взял камень и положил на другой камень. Соломону рассказали, что сделал Китоврас, и царь сказал: «Велит мне пить питье на питье». И на другой день не позвал его к себе царь; и Китоврас спросил: «Почему не ведете меня к царю и почему я не вижу лица его?» И сказали: «Недомогает царь, оттого что вчера много ел». Китоврас же снял камень с камня.
На третий день сказали: «Зовет тебя царь». Он же измерил прут в четыре локтя, вошел к царю, поклонился и молча бросил прут перед царем. Царь же по мудрости своей разъяснил боярам своим, что означает прут, и поведал: «Дал тебе бог во владение вселенную, а ты не насытился, поймал и меня». И сказал Соломон Китоврасу: «Не по прихоти своей привел тебя, но по повелению господню, чтобы спросить, как строить святое святых, так как не позволено мне тесать камни железом».
И сказал Китоврас: «Есть птица малая кокот по имени шамир. Детей же кокот оставляет в своем гнезде на горе каменной в пустыне дальней». Соломон же по указанию Китовраса послал своего боярина со своими слугами ко гнезду. А Китоврас дал боярину белое стекло и наказал спрятаться у гнезда: «Когда вылетит кокот, замажь этим стеклом гнездо». Боярин пошел ко гнезду; а в гнезде — маленькие птенцы, кокот же улетел за кормом. Он заложил стеклом устье гнезда. Немного подождал. И прилетел кокот, захотел влезть в гнездо, птенцы пищат за стеклом, а он к ним не может добраться. А люди спрятались. Он же принес к гнезду то, что прятал где-то, и приложил к стеклу, пытаясь его рассадить. Люди же крикнули, и птица выронила острие. И, взяв его, боярин принес к Соломону.
Потом спросил Соломон Китовраса: «Почему ты рассмеялся, когда человек спрашивал башмаки на семь лет?» — «Видел по нему, — отвечал Китоврас, — что не проживет и семи дней». Царь послал проверить, и оказалось так. И спросил Соломон: «Почему ты рассмеялся, когда человек ворожил?» Отвечал Китоврас: «Он рассказывал людям о тайном, а сам не знал, что под ним — клад с золотом». Сказал Соломон: «Пойдите и проверьте». Проверили — и оказалось так. И спросил царь: «Почему плакал, увидев свадьбу?» И сказал Китоврас: «Опечалился, потому что жених тот не проживет и тридцати дней». Проверил царь — и оказалось так. И царь спросил: «Зачем пьяного человека вывел на дорогу?» Ответил Китоврас: «Слышал я с небес, что добродетелен тот человек и следует ему послужить».
Пробыл Китоврас у Соломона до завершения святого святых.
Однажды Соломон сказал Китоврасу: «Теперь я убедился, что сила твоя — как и человеческая, и не больше твоя сила нашей силы, ибо поймал я тебя». И ответил ему Китоврас: «Царь, если хочешь узнать мою силу, сними с меня цепи и дай мне свой перстень с руки, тогда увидишь силу мою». Соломон снял с него железную цепь и дал ему перстень. А он проглотил перстень, простер крыло свое, размахнулся и ударил Соломона, и забросил его на край земли обетованной. Узнали об этом мудрецы и книжники и разыскали Соломона.
По ночам Соломона всегда охватывал страх к Китоврасу. И царь соорудил ложе и повелел 60 сильным юношам кругом стоять с мечами. Потому и говорится в Писании: «Ложе Соломона, и охрана из 60 юношей храбрых из израильтян и из стран северных».

Источник. Изборник (Сборник произведений литературы Древней Руси). – М.: Худож. лит., 1969. – С.370-375, 746-747 (прим.) – Сер. «Библиотека всемирной литературы». Подготовка текста «Повести…» и перевод Г.М.Прохорова, прим. Я.С.Лурье.
Комментарий. Сказание о мудром иудейском царе Соломоне и о служившем ему «дивием звере» Китоврасе принадлежит к числу «апокрифических» сочинений — произведений, написанных на библейские темы, но не включенных в Священное писание, «скровных» (тайных) и запретных. Уже с XIV в. на Руси имели хождение специальные индексы «отрёченных» книц в индексах этих значились «О Соломоне цари басни и кощюны и о Китоврас». Происхождение и время проникновения на Русь сказаний о Соломоне и Китоврасе (как и других апокрифических легенд о Соломоне) не установлено. Сходство этих сказаний со средневековой еврейской (талмудической) литературой и некоторые особенности их языка позволяют видеть в них перевод с еврейского оригинала, но был ли этот перевод сделан в Киевской Руси или в южнославянских землях (также знавших «кощюны» о Китоврасе), неизвестно. Во всяком случае, уже в XIV в. сказания о Соломоне и Китоврасе были известны в северо-восточной Руси. Они входили обычно в состав более широкого комплекса сказаний о царе Соломоне (суды Соломона, Соломон и Южицкая царица) в «Толковой Палее» (книги, излагающей и толкующей библейские сюжеты).
Сказания о Китоврасе недаром включались в церковные индексы. Они принадлежали к народной «смеховой» литературе средневековья, которая, в отличие от церковно-учительной литературы, не разделяла своих героев на «белых» и «черных» — положительных или резко отрицательных. «Дивий зверь» Китоврас (его имя происходит от названия сказочного существа греческой мифологии кентавра или от индийского духа гандарва) дает Соломону полезные наставления, и он же забрасывает царя на край света, где его приходится разыскивать мудрецам и книжникам. Главное в Китоврасе — не доброта и не злодейство, а проницательность и остроумие.
Сказание о Соломоне и Китоврасе печатается по тексту одного из сборников Кирилло-Белозерского монастыря, составленных книгописцем XV в. Ефросином.— ГПБ, Кирилло-Белозерское собрание, № II–1088, с дополнением явно пропущенного места по списку ГПБ, Кирилло-Белозерское собрание, № 68–1145.
 
Главная страница


Нет комментариев.





Оставить комментарий:
Ваше Имя:
Email:
Антибот:  
Ваш комментарий: